Скрипка – удивительный и загадочный инструмент. В чем-то даже мистический. Судьбы некоторых скрипок знаменитых мастеров Амати, Гварнери, Страдивари порой не менее драматичны судеб тех людей, которые имели счастье (или  несчастье) держать их в руках. Подобно драгоценным камням, эти скрипки стоят баснословных денег и являются предметом вожделения как гениев, так и злодеев.


«Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей.
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей…»

Так написал в стихотворении «Волшебная скрипка» Н. С. Гумилев.

Скрипка не терпит равнодушия к себе ни от исполнителя, ни от слушателя. «Чтобы вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам», музыканту одного профессионализма недостаточно. Требуется нечто большее. Необходим душевный трепет, передающийся на кончики пальцев, прикасающихся к струнам этого волшебного инструмента.

Дмитрий Еремеев впервые услышал скрипку еще до своего появления на свет. Поскольку его мама заканчивала Алмаатинскую консерваторию по классу скрипки на момент его рождения, а отец пел ему колыбельные голосом, профессионально поставленным на вокальном отделении той же консерватории. Быть ребенком в музыкальной семье и не стать музыкантом практически невозможно. Но случилось непредвиденное – в 4 года у Димы пропал музыкальный слух. Мама была в шоке. Она как раз собиралась отдать ребенка в музыкальную школу, и вдруг… И начались ежедневные упражнения: бесконечные повторения нот, интервалов и прочее. Результат превзошел все ожидания. Слух не только вернулся, но и стал практически абсолютным, а упражнения приучили Диму относиться к ним, как к необходимости, так что учеба в музыкальной школе давалась легче, чем сверстникам. И на многочисленных конкурсах детских музыкальных школ, как городских, так и республиканских, он неизменно занимал 1-е места. После общеказахстанского конкурса, Дмитрий Еремеев в качестве первого лауреата исполнил концерт Мендельсона для скрипки с оркестром. Но всего этого могло бы и не случиться, если бы не произошла судьбоносная встреча с педагогом, который всего за несколько месяцев занятий открыл Дмитрию секреты исполнительского искусства. Он объяснил, что каждая музыкальная фраза должна быть осмысленной, эмоционально оправданной, вызывать определенные образы, и тогда музыкальное произведение затрагивает душу как исполнителя, так и слушателя. И все становится на свои места, когда понимание того, что ты делаешь, соединяется с тонким миром музыкального эфира, и включаются подсознательные механизмы, вызывающие ощущения и образы, неведомые ранее.

Закончив 7-летнюю музыкальную школу, Дмитрий перевелся в специализированную 11-летку, где основной акцент ставился на музыкальные дисциплины, и по окончании ее отправился в Москву попытать счастья на вступительных экзаменах в музыкальный ВУЗ. После прослушивания, Дмитрия сразу же пригласил в свой класс преподаватель института им. Гнесиных Мирослав Ильич Русин, что было несказанной удачей. Началась учеба, но внезапно Дмитрия призывают в армию. Он попадает служить в ансамбль Приволжского В. О. Но, к счастью, прослужил он там всего 9 месяцев до указа об отмене призыва студентов в армию. После чего вернулся в Москву в класс своего педагога – профессора Русина. Будучи учеником самого Д. Ойстраха, Мирослав Ильич был таким мастером «высшего музыкального пилотажа», что ему было достаточно показать различные интерпретации произведения, и ученики все схватывали буквально на лету. В классе царила такая атмосфера взаимопонимания, что хватало простого присутствия мастера, чтобы все получалось будто бы само собой. Но учеба учебой, а жить на что-то было нужно, ибо Дмитрий к тому времени женился, и возникла необходимость определяться с бытом.

Как и большинство музыкантов в 90-е годы Дмитрий Еремеев не миновал школы «ресторанного исполнительского искусства». Там пришлось расширять репертуарно-стилистические рамки. Случалось играть и на Арбате, и по клубам. Но была и работа в камерном оркестре Тверской филармонии «Российская камерата» Вячеслава Трушина, был и оркестр Орбеляна. И хоть в оркестрах платили мало, но пришло понимание ансамбля, Дмитрий научился чувствовать партнеров, сливаться с общим звучанием. Обучение в институте уже подходило к концу, нужно было определяться с трудоустройством. И тут вмешался «его величество Случай». Проходя по Гнесинским коридорам, Дмитрий бросил взгляд на одно из объявлений, где две вокалистки Мария Москаленко и Нина Мошкина приглашали на прослушивание скрипача на предмет создания музыкального коллектива. Как можно догадаться, прослушивание прошло успешно, и Дмитрий Еремеев стал музыкантом зарождающегося коллектива, который последние 14 лет зовется ансамблем «Бархатный сезон».

Подробно описывать филигранную технику и прочие нюансы исполнительского мастерства Дмитрия Еремеева не имеет смысла, поскольку словами невозможно очертить ту грань, за которой профессионализм перерастает в искусство. Достаточно послушать, как он исполняет «Кантабиле» Паганини, Мелодию» Чайковского и другие произведения из его обширного репертуара, чтобы убедиться в справедливости этих слов.

                N. Paganini "Cantabile"            П. Чайковский "Мелодия"