-> В Кейптаунском порту
В Кейптаунском порту
J. Jacobs, S. Secunda, П. Гандельман
В Кейптаунском порту В Кейптаунском порту

 Шолом Секунда родился на Украине и был музыкально одаренным мальчиком. В 1907 году его семья перебралась в Америку. Шолом пел везде, где только соглашались его слушать, потом стал брать уроки музыки у композитора Эрнста Блоха и поступил в Институт музыкального искусства. Семья его всегда была бедна, и Шолом во время учебы подрабатывал в массовке еврейского театра. А после окончания института стал композитором и дирижером этого театра.
Секунда считал себя классическим композитором, а на жизнь зарабатывал, сочиняя музыку для спектаклей на идише.
В 1932 году театр поставил музыкальную комедию I Would if I Could, (на идише Men Ken Lebn Nor Men Lost Nisht), и там с огромным успехом прозвучала песня на слова Джейкоба Джейкобса Bei Mir Bistu Shein – «Для меня ты самая красивая». Исполнителей Аарона Лебедеффа и Люси Левайн много раз вызывали на бис. Но сам мюзикл успеха не имел и продержался всего один сезон. Авторы пытались пристроить историю в Голливуд, но там отказались, сочтя ее слишком местечковой.
Сейчас уже никто не помнит сюжета мюзикла, но песне оттуда была уготована долгая жизнь.
Несколько лет она оставалась популярной в барах Ист-Сайда, но со временем должна была забыться. Однако в 1937 году Сэм Кан и Сол Чаплин (музыканты, писавшие в соавторстве слова к песням, впоследствии – оскаровские лауреаты за музыку к фильмам) услышали ее в одном из баров Гарлема в исполнении двух чернокожих певцов (они пели на идиш). Мелодия очаровала Кана и Чаплина, и они обратились к "Каменсам", музыкальному издательству в Бруклине, с предложением выкупить песню и переписать ее на английском. Права были приобретены всего за 30 долларов. И
 в этот раз все сложилось совершенно иначе.
Кан и Чаплин написали английский текст, в котором для колорита оставили в качестве рефрена слова на идиш. Песня теперь называлась Bei Mir Bis Du Shoen (произносится «бисту шейн»).
Как-то ночью хит в исполнении сестер Эндрюс услышали по радио сестры Багельман, исполнявшие джазовые версии еврейских народных песен. В ту же ночь они сменили имена с Клары и Минни на Клэр и Мирну и стали называться сестрами Бэрри. Они тоже стали петь про «самую красивую» - опять на идиш.
Перепели песню многие известные исполнители, включая Эллу Фитцджеральд, Гая Ломбордо и Джуди Гарланд.

В Кейптаунском порту
С какао на борту
"Жанетта" поправляла такелаж.
Но прежде чем уйти
В далекие пути,
На берег был отпущен экипаж.

Идут, сутулятся,
Вливаясь в улицы
И клеши новые ласкает бриз.

Они пошли туда,
Где можно без труда
Достать себе и женщин, и вина.
Где пиво пенится,
Где пить не ленятся,
Где юбки узкие трещат по швам.

А ночью в тот же порт
Ворвался теплоход
В сиянии своих прожекторов,
И, свой покинув борт,
Сошли на берег в порт
Четырнадцать французских моряков.

У них походочка,
Как в море лодочка,
А на пути у них таверна "Кэт".

Они пришли туда,
Где можно без труда
Достать себе и женщин, и вина.

Зайдя в тот ресторан,
Увидев англичан,
Французы были просто взбешены.
И, кортики достав, забыв морской устав,
Они дрались, как дети сатаны.

Но спор в Кейптауне
Решает браунинг,
И англичане начали стрелять.

Беда пришла туда,
Где каждый без труда
Достать бы смог и женщин и вина.

Когда взошла заря,
В далекие моря
Отправился французский теплоход.
Но не вернулись в порт
И не взошли на борт
Четырнадцать французских моряков.

Не быть им в плаванье,
Не видеть гавани,
Их клеши новые
Залила кровь.

Так не ходи туда,
Где можно без труда
Достать себе и женщин, и вина.
Где пиво пенится,
Где пить не ленятся,
Где юбки узкие трещат по швам.

Так не ходи туда,
Где можно без труда
Достать себе и женщин, и вина.

              
Слушать